+7 (495) 514-16-90
+7 (495) 500-2-999
info@lm-gr.ru

Оскар Белотти: "Везение есть результат кропотливого труда"

13 сентября 2016 г.

О том, как происходило становление компании и почему она решилась на такой смелый шаг, рассказывает ее владелец Оскар Белотти (Oskar Belotti).

Идея создать в России свое производство стеллажей у меня появилась давно. С 1994 г. я работал на территории России и стран СНГ, поставляя сюда многофункциональные линии завода РМ. В это время страна переходила к рыночной экономике, но с 1984 г. и до середины 90-х в производство почти не делалось инвестиций и оно было практически заморожено. Однако как только появилась возможность выхода на российский рынок, итальянский производитель прокатных линий – компания РМ сразу же сделала на него ставку. Понятно, что такое оборудование требовало соответственно подготовленных высококвалифицированных кадров, которых в России на тот момент не было. Поэтому специально для таких условий и были разработаны технологические линии с некоторыми ноу-хау, благодаря которым производственный процесс значительно упростился.

Это оборудование за короткое время завоевало большую популярность и буквально «влюбило» в себя российских производителей. Еще в 2001 г., когда стеллажный бизнес здесь только зарождался, я искал надежного партнера, с которым можно было начать собственное дело. Он был найден, и в 2004 г., после того как линии были поставлены и запущены в эксплуатацию, я стал полноправным производственником. Но с 2007 г. созрело решение полностью взять бизнес в свои руки, и я начал строить новый завод.

Производство, которое у нас сейчас есть, занимает достаточно небольшую площадь – около 4,5 тыс. м2. Согласно планам уже в 2010 г. должен быть построен цех площадью 12 тыс. м2, который был полностью спроектирован под изготовление стеллажей и с учетом перспективного развития вмещал до 12 технологических линий, но кризис внес свои коррективы и немного притормозил их реализацию. Надо сказать, что для России это довольно большое производство. Среднее производство с иностранным капиталом, которое организовали здесь мои коллеги, – это 5–8 тыс. м2, я же предполагал построить более масштабное предприятие, что больше соответствовало усредненному западному стандарту, тем более что у меня уже был опыт возведения таких цехов на родине, в Италии.

Новый цех так же, как и наше действующее предприятие, находится в подмосковном городе Климовске. Он расположен на территории производственно-складского комплекса «Хамелеон» общей площадью 6 га и сейчас строится достаточно активно: на сегодняшний день идет установка крыши и стен. После ввода в строй сюда будет полностью перенесено наше производство стеллажей. С учетом этого уже сейчас я разместил в Италии заказ еще на две новые технологические прокатные линии – для выпуска стеллажных конструкций под хранение легких паллет и для производства специальных полок и перфорированных полов из проката толщиной до 3 мм. Последняя линия будет очень мощной, и никто из моих коллег, работающих в России, подобного оборудования пока не приобрел.

Часто ко мне обращаются с вопросом: как на вашем производстве в Климовске удается выпускать такое большое количество металлоизделий?

Ответ довольно прост. В Европе очень распространены небольшие предприятия с малым штатом персонала. Но при этом каждый сотрудник точно знает, что он должен делать, его рабочий день полностью расписан и время на операции строго регламентировано. Производственнику, владельцу завода нужно, чтобы люди не создавали имитацию бурной деятельности, а четко знали, куда идти и что делать. Поэтому на моем предприятии была полностью воссоздана та же схема работы, что применяется на заводе РМ в Италии, где она действовала на протяжении уже многих лет и доказала свою эффективность.

Был решен и другой важный вопрос. Сейчас найти грамотного специалиста, который сможет воплотить все те идеи, которые имеются у любого владельца производства, и помочь занять лидирующие позиции в своем сегменте рынке – это большая проблема. В Италии для этого существует технический менеджер, у вас он называется директором производства. Но и эта проблема была решена, и на сегодня наш завод вполне справляется с существующим потоком заказов. «Складские Системы» – первая и единственная в России компания, которая внедрила производство мезонинов на колоннах с так называемым сигма-профилем и является монополистом в этой области.

В чем его отличие от мезонинов на швеллерах, которые широко предлагают на рынке все другие производители, и которые можем делать и мы? Во-первых, в скорости производства продукции – изготовить мезонин с большими пролетами из колонн на сигма-профиле так же быстро, как выпустить обычный прокатный стеллаж, поскольку этот профиль является прокатным элементом и не требует дополнительных рабочих мест для своего производства. Второе преимущество заключается в высокой скорости монтажа, так как сигма- профиль на порядок меньше весит, чем швеллеры перекрытия. Третье важное отличие – в возможности конструировать из них мезонин высотой больше одного этажа. При монтаже таких конструкций из швеллеров возникают большие проблемы. И наконец, четвертая и одна из основных особенностей состоит в том, что мезонин из сигма-профиля в случае необходимости перевода склада или производства в другое место можно очень легко расширить либо сузить, просто отрезав (или нарастив) профили и ничего не переделывая в их креплениях.

Также мы обратили внимание на то, что не все компании, предлагающие мезонинные конструкции, до конца осознают, что их несущие колонны должны быть обязательно надежно защищены от механического воздействия, и прежде всего от случайного удара вилами погрузчика по нижней части колонны. Эта защита очень важна, так как неаккуратность при вождении встречается у водителей, работающих на складах любой категории. Чтобы погрузчик не проткнул металл колонны насквозь, ее толщина должна быть не менее 5 мм, но сейчас существуют компании, которые предлагают колонны из металла толщиной даже 2 мм. Вертикальные нагрузки такие стеллажи обычно выдерживают, но надо обязательно учитывать возможность столкновений с ними погрузочной техники. Понятно, что при возникновении такой ситуации виновным будет признан водитель погрузчика, но помимо затрат она повлечет за собой еще и как минимум простой склада. Поэтому нужно смотреть, чтобы толщина колонны была не меньше указанного значения. Если добавить к этим мезонинам перфорированные полы, то окажется, что наша компания выпускает очень неплохой диапазон стеллажных компонентов, которые можно многофункционально использовать как на производстве, так и на складах.

Как я уже отметил, наше производство основано на западных стандартах, поэтому очень важным для нас является культура труда. Надо воспитывать сотрудников, чтобы они работали в чистой спецодежде, приучать их к гигиене, своевременной уборке своего рабочего места. Если человек умеет следить за собой, он так же аккуратно будет относиться и к своему рабочему месту, к выпускаемой продукции. Если персонал осознает это, можно достичь неплохих результатов в контроле за браком: ведь такая проблема существует на любом предприятии. На нашем заводе она решается с помощью двойного контроля качества: выборочно отбирается и тестируется на брак продукция по характеристикам и так же выборочно проверяется она ОТК. Я думаю, что и на других производствах существует такая же схема.

Еще одна проблема – учет выпускаемой продукции. В России существует два варианта ее решения: с использованием штрихового кодирования или вручную, с помощью своих сотрудников. Хочу отметить, что в Европе уже около 20 лет нет ручной маркировки, все компьютеризировано. Штриховое кодирование позволяет устранить пересортицу и ошибки, которые так или иначе возникают при ручной обработке изделий. В результате, если правильно применить все эти простые правила, можно получить большой положительный результат в динамике развития культуры производства и качества выпускаемой продукции. Поэтому мое производство, не успев еще даже заработать на полную мощность, стало так сильно выделяться среди прочих, выпускающих стеллажи, что российские коллеги «по цеху» стали проситься к нам на экскурсии, чтобы своими глазами увидеть, как это – работать по-европейски. И напоследок хотелось бы напомнить одну старую мудрую фразу, которую мне, когда я был в очень юном возрасте, сказал мой отец: «Везение есть результат кропотливого труда».